Thursday, October 6, 2016

History of the so-called, "Sekatsvie" Catacomb Church

An Informational Sharing: (Russian language original article): Some truth against the current ignorant or evil-willed slanderers of these righteous people!: A History of the so-called, "Sekatsvie" Catacomb Church Group

   Inbox 

Add star 

Dan Everiss

<oregdan@hotmail.com>
Thu, Oct 6, 2016 at 11:54 AM

*Article found on:<http://internetsobor.org>


Sorry to English-only readers, but I cannot get this in good or even all-machine-English.
Rd. Daniel in Oregon

Those  who so foolishly and who are without the correct information, blindly criticize our Vl. Agafangel and our ROCA Holy Synod for receiving, canonically, PROPERLY,  into our church, a segment of this Russian catacomb remnant  group,...need to stop their lame and mindless accusations, and simply INFORM
 themselves of the true facts....and to THINK FOR  THEMSELVES....
and not allow themselves to be blindly lead by the current church destroying    schismatics.
I have discovered that, these mob-like...semi-rational,  schismatics who are bent on destroying our world-wide ROCA, for their own personal power and money hopes,.."autonomy"?...  seem to often stretch or twist the truth, make up total false versions of church events, pretend to be able to know the mind of Vl. Agafangel, and do not care about THE TRUTH of any subject. And their unchristian slanderous and libelous vicious attacks on Vl. Agafangel are totally without merit and are aimed at only one goal: throwing him out and taking over. And that is their only real reason for wanting to call, their bogus and sham robber-council of an "All-Diaspora Sobor"...JOKE!

Vladyka Metropolitan Agafangel and our Holy Synod, are genuine pious ORTHODOX CHRISTIANS!.. who care about saving SOULS!,.and these poor confused and disreputable schismatic folks are NOT!

Money and power, [in their hands], is what this schism is truly about, and nothing more.

And, what right do any of them have, in Orthodoxy, to pick apart and to pass their cynical and critical judgement on any or all specific episcopal decisions of our Metropolitan, or our other Bishops, in FAR AWAY lands?...about which,... people, ....here, really KNOW NOTHING ANYWAY!

Myself, I have carefully read, every day for years now, of all that Vl. Agafangel has said, and too, ALL of what his attackers have charged against him,...and that is why ..I KNOW of what I speak here, while these schismatics  do not.

This pathetic & unjustified Andronik Kotlaroff/Sofrony Musienko  Schism is an ignorant  ridiculous three-ring circus...is .headed totally out of Orthodoxy, and into an unknown territory of self-willed/graceless schism and grace-less self-willed protestant styled sectarianism....which is the typical pattern of much of apostate End-Times,  so-called,  worldly-ecumenist/Sergianist 'American-Orthodoxy' these days. These deranged people are merely creating but one more 'Orthodox-ish Sect'...a pretend fantasy FAKE but 'colourful' !, version of our Orthodox Faith.

Everyone, -those of us who are truth-seekers,  needs to wake up, and to flee them and their company, and inform our Metropolitan of our loyalty to him and obedience to our canonical and pious Holy Synod.

And a personal disrespectful dislike  for the Metropolitan....because.... if by some past word from him, he  has been seen as having personally insulted or offended anyone,  does not qualify for any 'right' for spitting on him and his lawful episcopal authority.
ROCOR/MP,  and their Kremlin masters, are overjoyed seeing our internal destruction in progress.

We are at the stage now, that if we want to stay in ROCA, we must 100% repudiate this schism, and declare our sole loyalty to our lawful Metropolitan and our Holy Synod!

Andronik Kotlaroff and Sofrony Musienko and their whole entourage, we must flee, 100%, and have nothing further to do with them, as in their rebellious disobedience they have LEFT THE ORTHODOX CHURCH!

They have betrayed the Synod of Bishops who made them bishops, thus their very consecrations as Orthodox bishops have now become utterly invalid and meaningless, and so we, cannot be loyal to them any longer. They are no better than the MP Sergianists!
God grant, that before they die, they repent.


"The truth shall make you free!"




Life skhimitropolita Gennady (chopper) - Bishop of the Catacomb Church Tikhon branch

Автор: Монахиня Вера вкл. NUN VERA . Опубликовано в Гонения на верующих (Просмотров: 12)

Compiled by Nicholas Tver
Shimitropolit Gennady, in world Sekach Gregory, was born in 1897 in the village of Akulin in Belarus, in a family of merchants. His father died when he was only three years old. His uncle Hieromonk. Anthimus had worked in one of the Russian monasteries. Mother Anastasia was also a great admirer of St. rights. John of Kronstadt, often visited him in St. Petersburg and distributing his books. In her very first visit she was told the priest: "Through you will manifest a great saint, who is very much bother for augmenting and strengthening the Church in recent years."This word in its entirety turned on skhimitr future. Gennady. After her mother's death, the family left eight children, which dismantled many relatives. Boy Gregory took over the education of my aunt - abbess of St. Paul, in which he was brought up in a monastery in the book of Virtue and training to twenty years. With bone tuberculosis of the right leg, heavy suffering, nine years spent lying in bed, like Ilya Muromets, preparing for his ministry. Not knowing the children's amusements, from the adolescence came to perfect mind, studying the Holy Scriptures. He healed miraculously, giving full dedication vow ourselves to God, all legends themselves in His will.
In twenty years, he has become the choice before him: how to choose a way of life. By healing, in 1917. together with his friend, Gregory decided to go for advice to one of the famous Pochaev Elders. At the meeting Elder asked: "Young people, why are you here" They said they wanted to know what field to go bless their Lord. The elder said nothing, and invited them to dine. When they sat down at the table, he poured them borscht. But the soup was a week ago, podtuhshy, and not fit to eat. The friend did not touch, but Gregory ate everything without showing the form. The elder came up and asked: "Grisha, can still supplement?" On hearing this suggestion of his friend shudder. And Gregory replied simply: "How to bless."Then the old man poured him a good borscht. When they stood up and gave thanks to God, the old man said: "Grisha, if you get married, your life will be monastic. And do not die following the bishop, and perhaps even more than that .... " And second, did not show proper humility: "Go and get married." Then, he blessed it, let them go. Elder Gregory's words sunk into the soul. Later, in their Polissia confirm visionary Athos. hermit Sviatopolk of "Kipyachenskogo monastery" Chopovychi village, opening it after a long prayer: "You'll be a bishop." And then he added: "Will you and up, and then I do not know."
In 1924. during the persecution of Tikhonites, his aunt Abbess Paul was exiled and died there in exile. She never forgot the prophetic words of Kronstadt father and believed that it relates specifically to Gregory. (Perhaps because the future skhimitropolit never feared no one?) The risk to the life of St. Gregory in his basement hide persecuted Archbishop. Simeon (Mozyr), which ran from renovators. Later joined by a few monks. As usual for "harboring" call home owner to the head of the ROC. GPU Division, and told to "kick ass on the street ..." Gregory did not hesitate to give a large bribe, ten times more than was required, mercenary security officer, not simply left behind, and in general legalize lord. Chekist then a couple of years "covered" dissent, warning of the serious raids ... in the cellar at night were as follows: for a few hours - evening, early. 3 nights - Midnight, watches, Liturgy. However, this "protection" once over: glavchekist warned that the commission is going to clean for good for health, wherever you go, not all not be good. Resident dissipated.
In 1929. Gregory buried a shot Archimandrite. A. During that on the fortieth day (denounced) was arrested, imprisoned, first in Solovki, and then exiled for 10 years in the Kirov region, where the Polar Power Plant was built. In prison, he helped many sick and suffering. Cigarettes and sugar sent by "a will" distributed to the needy. Himself limited in all. When he was at Solovki, superiors, to make room for the new party eaklyuchennyh, decided to sink the people together with the barges. What they nezamedlili fulfill. Providence of God Gregory managed to escape the same fate. He was the last barge, which was floating heads, but because it is not drowned. When they arrived on land, over the bulge of the earth with the supervision of prisoners for dinner given the poisoned fish. And each passing through the checkpoint, had to die a soldier, whether he ate fish. One guard is located in Gregory, she warned him that the fish are poisoned. He did not eat fish, but to him, too, was the smell, she smeared her face. After that, they were all released in the hope that they will die in the next few hours.
Домик, в котром был устроен тайный храм батюшкой Лаврентием Черниговским 

House in MDM was arranged a secret temple priest Lawrence Chernigov
In October, 1938. He escaped from prison. Without documents returned to his Belarus where illegally while in hiding. Before he was able to visit in Kiev Shiarhiep catacomb. Anthony (Abashidze), who advised him to marry a girl, p. Anna B., to somehow legalize. This helped him to get the documents. Lord sent Gregory five children, two boys, two girls and one boy died before birth. After a while, his wife begged him to live as brother and sister. He went for advice to the sagacity "nepominayuschemu" Art. Lawrence (Proskura), exiled "Sergianists" of St. Elias the temple, and have a couple of years, jumping to an underground service. And he ordered him to leave the house to his wife and children, and to take the vows. There's also a Trinity Mountain, in the cold Yar, in a tiny underground temple (in Leskovitse) night tonsured a monk with the name of Gennady.
Before the war in 1939. he was once again in prison, on death row in Gomel, where he first became acquainted with Tikhonov En. Seraphim (Pozdeev), who later ordained him a bishop. At this time, it seemed: it's all over, no chance to survive.Interrogations at the blinding light, conveyor, day and night, the psychological pressure beyond human strength ... Investigators sarcastically ask: "what you do not ask for mercy? Or pomiluem? ". "What's the use lamb, ask for mercy pack of hungry wolves?" - Answer already ready to the Gennady death. "Understanding-and-a position!" - Laughed torturers ... and stopped questioning.Later suddenly released without explanation. Who can understand them?
His first ordination he received in Mozyr, by Bp. Leonty (Filippovich) Zhytomyr (Ukrainian Autonomous Pravosl. Church), then Chile (ROCOR).
At about. Gennady was very bright life full of extraordinary events during his sovets. - Hermans. War. This is due to a very difficult situation in which he found himself, was ordained to the terrible, troubled time for our nation. On the one hand it "denounced" could seize and execute the Germans, on the other - brutalized Red partisans. For true chased clergy and supporters of "autocephaly" ounomelnikovtsy. The murder of the clergy on their side were commonplace. Ierom.Gennadiyu as the priest had tight. Surrounded by enemies. It is said he had to meet with the leader of the guerrilla groups Kovpaka when he was seized by guerrillas. In this situation, you can expect only the shooting. But suddenly popped their distant relatives ... (Kovpak remembered even as they sat together at some wedding). This unexpectedly saved Gennady life.
Once, it was during the war, about. Gennady in the village cemetery in the woods, made the funeral of one of his parishioners.Suddenly shots rang out near. From the thicket popped some breathless, disheveled man in filthy clothes. It was clear ... for him chase. A small German team chased him. Gennady A. parted the crowd, quickly called frantically, terrified fugitive and ordered to jump into the pit dug under the grave ... On top of it was immediately lowered the coffin. The Germans did not manage to find hiding such an unusual way "partisan". As it turned out much later, survivors appeared 1st secretarial. local district committee.That, in turn, after the war, save for a couple of years. Gennady of "execution." Inscrutable destiny God ... Such stories he had several, when chosen, fronting and dragged him literally, "from the world", suddenly found themselves in the aftermath of his "saviors".
At the end of the war, on the advice of the same skhiarh. Lawrence Chernigov. (d. in 1950). about. Gene., About. G. Theodosius and after. Gregory was organized monastery in Chernigov province leeks. The community consisted of little more than thirty people. There's also a small house church was built. The authorities did not like the activity of. Gennady. It is widely involved in charity (not welcomed), a lot of preaching, took care of orphans ... In contacts with the government is not. Believers saw him as a caring, dushepopechitelnogo shepherd. Often, it has not overcrowded. Streams of people. From envy the priests were written denunciations. He was repeatedly summoned to the Commissioner and made "suggestion." Not just about. Gennady dragged to the police station and demanded to renounce Christ. But he was strong and had never signed any papers. Amazingly, the power of the spirit always wins over the all-powerful authority. His questioning during the next (in the highest chief) once asked: Do you own the believer in Christ, or so-so? "Kkhe th ... do not understand how this is so-so ?!" - "Yes, yours, who does not take it, just ... in denial, they say not a believer - so-so ...". Gennady point blank, right in his eyes, I believe in Christ the Lord! And the sign of the cross. Ruthless boss in fear holding a huge area in which the office more than once urinated under herself from fear ... was surprised: "Just as I remember only three, and the rest is all ours." And to issue him a certificate of lime mental illness, let him go. In the 20-30-ies those released from custody, is justified, suspected of collaboration with the secret agents of the government, and if your trust on. Gennady, some TOC habitually shied away from the cleaver, like the plague ... The sad experience of decades of persecution, betrayal ... and cunning intelligence services. A spravochka she did not once rescued during police raids. But here soon I had to leave.
Храм в Новоропске 
Temple Novoropske
Later on. Gennady about. Theodosius (Gumennikov) and novice Gregory (all three later became the bishops of the Catacomb Church) served openly in the current temple in the village Novoropsk Bryansk region, which was part of the territorial Lokotsky Autonomous Okrug. Residents of these areas are treated with hostility to Soviet power. In the woods a long time partisans uncaught "kamintsy" who served during the war in RONA. On this page of their life little is known. Novoropsky village council forced to close his eyes almost independent existence "nest of obscurantism." Then, in the 50-ies, after the registration of deprivation, they went to New Athos. In Georgia, at that time the attitude to Christianity was the softest in the Union. Police are reluctant to catch the praying outside the temple. There, in Abkhazia, the three of them were organized several secret monasteries and nunneries in the mountains.
Jer. Gennady had to move a lot around the country, it was required by the case of the Church. On one of those journeys on.Gennady took at the airport. Dragged into the radio room, another room was not there. They searched ... found nothing. They say: Come on, Pop, renounce Christ in microphone to listen in the waiting room - released without antimony, come back home safe and sound ... Gennady Chekists: let the microphone! Accumulated air Pobol, and how will shout at him: people who believe in Christ the Lord, in Him there is salvation! Security officers was seriously enraged and started beating the confessor of the Name of Christ ... But the main microphone monster knocked him several front teeth ... in memory ...
In 1965. about. Gennady was expelled by the authorities of New Athos. His work attracted too many. The number of inhabitants grew. To remain inconspicuous is no longer able to. The monastery had to be transferred to another location. With Tkuarcheli several house churches in private houses on. Gennady and his men then still bought a house on the Iberian mountain. It is a popular place for pilgrims who could not miss the shepherd of Christ, "catcher of souls."
On the Iberian mountain to live it was difficult. Strong cold alternated with intense heat. One nun was a donkey, and she on him from time to time to bring up directly to the monastic housing bread and everything you need. One day, my father got up on New Athos, where celebrated the Passion of Christ, and the next day asked the nun to buy something for Easter. She got products, loaded them into the back of the animal, and rise from the shaking gradually weakened saddle. It was necessary to pull it. When tightened, somehow accidentally hurt, jerk for wool. "From this, - she said - ass kicked me great hoof, and I flew into a deep abyss. I flew not know how many meters, thinking, "God, how stupid I was dying! I can not even bury the bones do not gather ".Suddenly some force picks up and puts me at the top of the tree, so that my glasses were broken not only sneakers fell into the abyss. We are passing by the people, and dragged me with ropes. At this time down the road my father and asked: - Well, the astronaut? Everything is in place?
- Excuse me, sir, everything is in place by your holy prayers.
I was going to tell him everything, but he already knows. "
When I had to go up into the mountains to make the service of. Gennady was himself. He was often discouraged by these campaigns, sparing age and body fat. Leaving the mountain to pray, Gennady took care of his. Gregory. If about. Gennady fell, he barely raised his.
In 1967. he was again imprisoned. Was arrested by Metropolitan demand. Elijah Sukhumi, the current Patriarch of the Georgian Church official. Once Met. Elijah invited Gennady father, who lived in Sukhumi, through his neighbor's conversation. Metropolitan parish offered him: "Serve as you want, I will give the temple, only obey me," - he said. Gennady G. said: "How is it? You want me to betray all of his and the subclones of your head? This means I have to sell all! Angered Elijah filed against him the whole affair, accusing Gennady that the alleged impostor does not want to accept the registration, and the community is crowded. So I had to live - all while ovchatya among wolves in a hostile environment, including denunciations, arrests, rumors, suspicions and slander ...
However, and this time there; about. Gennady, being under "investigation" was under the "jubilee" amnesty (50 years of Soviet power) and soon released. Returning to N.Afon, he continued his church planting work on True Orthodoxy, ie haircut monks gather everyone, a lot of young people who looked for salvation; regardless of any age or the state or the position. Many of the Red patriarchate passed to it. The authorities did not like it, and they were in 1969. He expelled his power to N. Athos. Then he bought two more houses in Tkuarcheli, and there continued to "gather" his monastery. There were even created "theological courses", which he led on. Gennady.
Coming out of the prison, according to the Providence of God, oh. By Gennady ow. Meladiya (Mic. Gavrilovic. D. In 1973.) Learns that Buzuluk illegally residing Head CPI En. Seraphim (Pozdeev). And then there is taking the first trip. Vl. Seraphim elevates him to the rank of Archimandrite. Ever since 1968. Father vaguely hinted that soon will bless their children in both hands. When the nun E. objected, saying that the deceased father of. Alexander twenty years unsuccessfully sought catacomb bishop, it mysteriously replied, "see itself".
If someone is sick, he is a very caring, fatherly care of him. For he had no details. Sometimes it will come to the sick, to say something to him or gently pat on the shoulder, and his prayer has done its job. After half an hour so the person does not feel any pain, received healing. Once, when the nun Helen took to her bed, the Lord at the consecration of water on Epiphany poured on his chest aching cup of holy water. To this day, God spared her he prays, and all done without surgery. And the disease was serious: mastitis, threatening to go into a malignant tumor.
At about. Gennady had an amazing feature to talk with people totally different age, gender, interests and professions, with believers and non-believers. And all of them as witnesses recall, was with him and simply interesting to communicate. Easily it on the street could make the acquaintance, which later often developed into something more. This ability to quickly "convert" people into believing distinguishes unfortunately already gone from us elders.
Somehow some atheists by entrenched Soviet "tradition" were behind his slanderous evil bones wash up on. Gennady. Nun E. tried to protect him. And on the day an angel of the Lord of the future, by the end of the service, right there in the temple, all began to congratulate him. When E. nun came to receive his blessing, he whispered to her ear: "If you stand up for me, I'll sew your mouth." Then the nun E. remembered that she had just stood up for him. And he knew it. Well well!
His zealous service to the truth of Christ can be compared with the works of An. Paul. (Togo, too, avoided the other churches for a long time, tempting his Pharisaic past). Like that, more than all the apostles labored in the field of Christ, having been called upon later Ss 12 - and not one of them, and Gennady entered the apostolate when catacomb bishops Russian persecuted Church has dried up more thought as to avoid reprisals ... and active, fearless clergy remained extremely little ... (carefully hidden). Apostle converted pagans, holy. Gennady mainly poluyazychnikov of ROC. One God knows how many people he brought to salvation, which works podyal - many monasteries, communities, the priesthood engendered among atheistic madness ... 50-80g.g, in between stints and arrests.. In this Apost. jealousy and fertility, with him, perhaps matched only one bishop - Orthodox Church - holy. John of Shanghai (Maximovich). Like An. Paul is. Gennady and his staff about. Full name. C. I could say of himself: we in jeopardy every hour ... I die daily (1 Kor.15.30). Bonds and tribulations he took as the mercy of God, because for them the LORD crowns His servants.
О. Геннадий и влд. Алфей (слева) перед хиротонией 
Gennady A. and VFD. Alpheus (left) before the ordination
So in May 1971. he received the blessing of the consecration of Bishop. Seraphim in Buzuluk by Bishop. Alpheus (with a letter. Agreement of a number of bishops). And Bishop himself. Seraphim, already bedridden, half-blind, foretold his mistress, with whom he was in the apartment, that soon it will come to a very special person, by God, he had been waiting all his life. For, although there were many other bishops of the camp of placing (the head of which he was), but he used to say: "Lord, I die in large Tuge, because all these people have done little for the Church of Christ." While near Bishop. It strives to Seraphim of only two clergy - Bishop. Alpheus and Priest. Alexander (Shabelnik). Needless Gennady dedication of the bishops, according to the current practice of Solovki, there was a closely guarded secret, even from those closest. No one nothing knew. They knew only gave consent to bishops. The next day, "stay for a while" he went away, back to his N. Athos. In other matters to make their photo.
Сразу после хиротонии вл. Алфей и вл. Геннадий 
Immediately after the consecration is. Alpheus and the ow. Gennady
The timing was such that it was necessary to hide ... In any case, when a few days later, 74-year-old Gennady second time back in Buzuluk on Bishop's funeral. Seraphim; and the ow. Alpheus and about. A. Sh met and took Gennady, is already open as his, and before that allegedly "hiding". Vl. Gennady had a lot to strive for the funeral of the device, as the authorities are not allowed to be buried, because "tramp" had no documents. Only a lot of money he was able to buy a place for burial.
After the funeral, Bishop Gennady invited Bishop. Alpheus (d. In 1985). Abkhazia to his visit to the feast of the Protection of the Virgin. There, in 1971. Bp. Alpheus and the ow. Gennady ordained Hieromonk. about. Theodosius the bishop. Later Gennady and Theodosius was ordained a bishop on. Gregory.
In the fall of 1971. One large female monastery, located in the mountains, joined Tikhonites. Many people brought up in the stupid godlessness, poorly understood senile leadership. To avoid fame father, he took over the foolishness, often using rude words, but always for the benefit of the soul, the spiritual, and sometimes even a prophetic meaning. This was done with the blessing of the Elder, who in his time had taught him: "Grisha, you have to be a fool before men and before God to be pure." So once Abbess Seraphim, he publicly called a "whore." She wondered why? The spiritual meaning opened later. She invited by the clergy, make vows without the knowledge and blessing of the legitimate bishop. During this holy. Gennady took her igumenstvo and monk with those that have been trimmed without his blessing. Subsequently Seraphim renounced Christ cast off the mantle back into the world of ...
The life of many people flowed before his eyes, many souls, when it was God's will, he "read through" spiritual eyes. For food, for example, could determine what that person. Sometimes it was enough to feed one time to determine what will happen to that person. Someone he blessed a monk, and who blessed the marriage.
Once learning of a church marriage to marry the woman, he said to her: "If I knew that, I would have from the wedding brought you. It did not take you out. Your cross religious, not a family. " And confirmed that seven years later. The marriage was unhappy and collapsed. This woman was the nun.
At confession St. tell people their sins, which they forgot, or in which it was hard to admit. For one woman, he told me about a certain man who commits a sin. And only when the Lord left, that struck a woman, it was her sin. Then she ran after him, crying and begged forgiveness.
The same woman who had a custom roast and prepare blood sausage, he once "confessed": "You know, here I am too used to eating the blood, and did not repent. And then my bishop said to me - you know, Grisha, you should be seven years excommunicated.
- For what?
- For what you consume animal blood.
And then this woman realized that it was not Grisha ate, and she ate, and did not repent. "
Thus, in the confessional he told the sins of man, but never imposed on the person penance, nothing more, nothing small. "Why should a poor man to beat when he's already broken life? Now would be the man to keep the faith, and that he had had enough.Life is such that only need a feat to preserve the purity of faith among all these temptations. "
One day two nuns did something, what is not wanted to admit. Gennady. It was in the monastery there was some sort of a new priest, and they thought he poispovedyvatsya. From that moment on, Gennady stopped to talk to them. On persistent questions he threw the nuns: "So repent before his priest, and I do not need your testimony." Those who knew the essence of the case, the two nuns were struck, for the incident and their intentions, no one knew.
Vl. Gennadiy in his life almost did not take off his cassock. In it, he walked the streets of cities, trains, everywhere. And we should remember what it was a time, though not the 30th, but still ... One schema-nun recalled that they once together with the elder Gennady walked down the street and stopped by a policeman: "Take it," - he said, pointing to the garment ruler, who in turn said, "you remove it!" - pointing at the police uniform. The policeman was indignant: "What are you, this is my form!" "And this is my form," - said Bishop, and calmly walked away. And so he had the strength of mind, that the police officer did not dare to continue the dialogue.
The Lord said that I should not be, but I came to serve the people. And the image of Christ, he always tried to embody. Always he was preparing food for the brethren, baked communion bread. More than once, he could not even from long distances to wear boots. In the elderly, it was heart disease, his feet swelled. One woman asked for a blessing to help wear boots, and he told her: "Even that was not enough, to a woman's hand touched to me." And he was already 77 years old. Immediately I present another woman. She looked miserable, was heavily made up, and he kissed her paternally at parting. And the first woman and thought, "Here's boots did not give me to wear, and the other a woman kisses." And only she could think as is. Gennady respond to her thoughts: "Yes, you see what I am. Boots are not made to wear, and a woman kiss! ". The woman replied: "Excuse me, my lord, I thought so." "Yes, yes, my dear, I thought, I thought. Oh, and then I called your mother. We can see the truth and my mother will. " In fact, these words were fulfilled later.
The Lord had His disciple and through the temptation to slander "from their". In Sukhumi, in a private house, hiding certain abbot Tikhon (who had lived in the mountains). Is excited by the enemy of the human race, the whole time disbanded some rumors and wherever possible poseval strife, this causing a lot of harm to the community. Even had convene the council for the proceedings. None of the allegations have not been confirmed. Still, many have fallen away from him then, to the delight of the evil one, and the church during cleansing. Anticipating this, the shepherd of Christ at the end of the service in the church sang "Shumel reeds, trees bent, and is night was dark ..." By "reeds" meaning the laity, and under the "trees" - clerics, including someone from bishops. However, having a strong trust in the Lord and all handing in his most holy will, the Lord will never give up hope, because a lot of people came back, unable to withstand the procession without the right, back to gostserkov, but many came. People born in the country bogootrechennoy heavily damaged, become weak and shaky faith. That still claim that "sekachevtsy" pursue their occupations in both the "patriarchy" and in the catacombs, but also do not know what it is ... and have fallen in Tikhonites administrative unity was never. It could not be. More Chirchik Cathedral (1948) noted a large number of samovolnikov, complaining about the anarchist tendencies of the flock ... used to say: "The best five true than fifty wrong, because it is not in the number of the Church, but in quality. He truly loves Christ who endures all things for His sake: and persecution and slandering ... is melting man. This is the same gold that is hidden from the eyes of men. " Personally, he is.Gennady, in spite of a rare heart soft, guided by the rules of the Council 1928 Traveling. and "sergianism" was adamant. I build up the Church is not in the bricks and logs, and in the hearts and ribs. Church is not supposed organization. - Economic organism, and the correct confession of faith in Christ. To many it seemed a heresy ...
Faithful people he helped and prayed for everyone, but those who went away without the blessing of God punished. There was a deacon Palladius, the brother is. Alpheus. He was dropped from the ow. Gennady, and the disease was confined to bed for three years. Then he wrote a letter ow. Gennady, asking for forgiveness. A week later, the patient left the pain and he ceased to suffer.
Grace to rest on this live media of the patristic piety manifested itself in different ways. One nun once asked to go to the telegraph office to call his cousin. Outside the gate of the monastery, she lifted her long dress as she was ashamed to go in that attire. Upon returning it from there, the Lord of all Gennady says: "Now I'll show you how schema-nun walks to the telegraph office." Picking up his cassock, and walking up to the court, he said: "So Michael goes schema-nun to the telegraph office." And then literally told everyone what she was talking to a relative on the phone, do not miss a single nuance. She was amazed, how can a person at a distance to know every word. And this nun, being under the temptation to want to move away from its first bishop. And then he reluctantly admitted that he not only knows all of their words, but also sees every thought.
Five years before his latest incarceration, the Lord himself sewed myself a coat. Nun Elena asked him: "Why such a cushy robe?" He replied: "I have to go to jail." No one knew anything, they asked, "Why go to jail," he said, "I have to suffer the Church.It is to continue to exist, I have her suffer and go to jail. " He believed that as Christ suffered for His Church, and every priest, especially a bishop, should suffer Church. He taught that the way to Heaven is only through the cross, suffering, sorrow and deprivation. Indeed, five years later his words were fulfilled, and he again went to prison.
It was a kind of monastery possessed woman nun Angelina. Her parents were members of the OGPU, they shot a lot of Christians at the time, monks and priests. And when, during the Second World War, the Germans shot a group of people, which was the mother of Angelina Angelina herself, the mother of the daughter of a closed, at which point the demon from his dying mother came out and went into the girl without letting it rest until the end of life. Bishop took the girl to his convent, rendered her attention, helped in every possible way. But the devil, who does not tolerate any humility or love; made this "generic martyr" violate the monastic order. For this, she was punished by Abbot. Serafima: revenge, incited by a demon and neighbors atheists;I wrote a denunciation of the KGB, which was the reason for the subsequent persecution against the Prince. So, on the feast of the Annunciation, when Jeremiah. Dosifej served Liturgy, the house was cordoned off at half past six in the morning. But about.Dositheus was not taken aback, and prohibited to open the door until the end of the Liturgy, and as long as all the faithful not involved. Only after everything was tidied up, all stood before the icon of the Mother of God, and for the words of the prayer "By your mercy resort", the doors were opened to the "authorities". But since they did not find anything, and the Lords were not, they took only two nuns for questioning.
Subsequently, "the Antichrist power," yet announced a nationwide search all "Tikhonov Synod" Vl. Gennady, disappeared in Elista. And a year later (in 1975). At the age of 78 years, it still took, and arrested on charges of anti-Soviet religious activities, and delivered to Georgia. But his heart strangely rejoiced. The case took place as "Archimandrite". The investigation lasted six months. Next sentence: four years (verbally promised not marry ever), and the pre-revolutionary stage in the prison hospital in Tbilisi, due to serious illness. This prison is famous for its torturous injections. In the dream of vl.Serafima I received two and a half fish. Instead of 4 spent two and a half years. A year later he transferred to the prison in Kutaisi - a place of life imprisonment Russian clergy.
During Easter in 1977. Because the warden had a very believing mother (and indeed was traditionally respectful attitude towards religion in Georgia), then allowed to Great holiday prisoner clergy conduct the liturgy, in a designated area. Also allowed, and Vlad. Gennady, who, as a spiritual person, even allowed to leave the beard and long hair. Not allowed to wear his cassock. Here he met with Metropolitan. Malkhaz Kutaisi, nephew of Bishop. Simeon Mozyr (which once hid in their lives at risk), architect.Guram and other bishops and clergy, who for years sat in prison without investigation and trial. Lord, he felt it his own, took on a related heat. Gennady told them that Tikhon Church in the world still in existence than their incredibly pleased. And they said to him: "We have not ever get out of here, and you're out of here. You lot must still be done. " At that he said: "I have a very difficult ... for many years. I was promised that I'll stay here. Who knows his own future, as well as where I die? "To this I am. Malkhaz he prophetically said: "You'll die in the wild, including their own, in a small hut, two windows to the street, near the river." Then the Georgian bishops, in strengthening it (as the head of the bishops), decided to build the rank of Metropolitan, immediately after the service; thereby performing predicted Spirit-bearing elders. (From the St. Jonah, erected in metropolitans repetition of episcopal ordination). In the West, through dissidenskie circles, it learned about the misadventures of the elderly, "the priest."The enemy "voices" lifted the hype and the authorities were forced to release him early.
When ow. Gennady in October. 1978. released from prison, he returned to the Caucasus is already 80 years old. Oh, deceitful evil time ... There were many conversations opaque, as if he invented it all and himself to the rank of Metropolitan. Even some of the relatives did not believe him. Course of his visionary mind these diabolical calumnies did not escape. One day, right after Communion, he came out of the throne, and said: "Here, I've just tasted the Body and Blood of Christ, and with the cross standing at the Throne, did you and this time will not believe me? I was on the verge of death. How can I lie in my years in this state? "He patiently explained again to remove the temptation, that there was no way in prison to invite witnesses, and to make any supporting papers.
With great difficulty getting a passport, pursued by the authorities, not giving him stopping to rest, he was forced to go to Elista at stake. 1978., Where he was again detained by the Commissioner for Religions. There, for the umpteenth time, we tried to recruit him. To which he replied: "Excuse me, people are" good ", as we can together with you to work together, if you chase Christ, and build a godless society, and I am for Christ? We can not help each other. We have different goals. My case is that I have to suffer the Church. And your chase us. " Such fools "authorized" believed "fanatics" and pray for forgiveness, who have not all there ... was soon released.
Lord sometimes went to the temples of the Moscow Patriarchate, to venerate the relics of tselbonosnym or to attract people in the Catacomb Church, but never to participate in the services and prayers Sergianists. He said often: "Not all who die in the Patriarchate. And not all those in the Catacomb Church - will be saved. "
Схимитрополит Феодосий  Г. 

Shimitropolit Theodosius G.
Catacomb grannies loved "Fables" is about friendship. Gennady Himself Patriarch of All Russia, they say, "our" tonsured a nun mother "of" Pimen ... and a lot of things like that ... detractors of all stripes and colors in different ways like to interpret them, in the Soviet habit of embodying and savoring the full stupidity. One has only to examine the time to understand the absurdity of such notions. Even in the West, they were well aware of the sent Tikhonites "appeals" to the election of Patriarch. Pimen (Izvekova) in which reprove apostate ROC. These "messages" cop. Vl. G. Theodosius, went in major cities of the Union.(prp.Serafim Rose, red-Levitin, VI. Moss). And life itself could spoil the Union in those days, in a word.
In the 70 g.g.v catacomb Russian movement generational crisis. The first post-revolutionary generation were gone, replaced by new veruyuschie.Posledny "Josephite" Bishop Obadiah mind. in 1978. "Danilovtsev", "Yaroslavl", "buevtsev" for a long time was not there. The defeat of the catacomb 1943-53g.g communities. - Beria repression obezkrovili ranks of the clandestine ascetic (grieving) Orthodoxy. After these disturbed areas. Dioceses principle. Diocese, actually became the soul of the faithful scattered throughout the space of the former Empire. Former Bishop. titulovannosti lost their significance. If the rapidly multiplying "Tikhon-gennadevtsy" from the late 60's have established contacts with the ROCOR, corresponding to obtain from abroad corporals, St. Miro, a group of 14 priests Officio. It was attached to the ROCOR, having lost in 1975. "Mobile Synod" ... the name of the Metropolitan. Filaret (Voznesensky), as the head, magnified "cleaver" behind all devotions, in all the monasteries ... that at the Council of the TOC 1974. (rights. Bishop Vladimir Shtrombakh.) to this group, it was decided not to remember the head of the ROCOR did. But since 1996. endangered "andreevtsy" and does not recognize anyone but themselves. Although Ust-Kut Cathedral (5th canon) prohibits from serving all who imagine themselves not branch, and an independent tree church - they do not hesitate in the least sim. Natural ending for them - "agent" -sochinitel von Sivers Gotfsky. The same applies to the last Jurbenko ... "this catacomb" - MP placing ... Both - a creature of the Bishop. Mark (Arndt) of Berlin (Stasi agent), cleverly to create a parallel hierarchy of the Catacomb Church in Russia.
But in the catacombs bishops it is missing, but those are not really in a hurry to show himself. Many communities are secret on akefalnom position quietly vymiraya. Of course, such secrecy is justified in bogobornom state, no words: betrayal, apostasy, reel, sting ... But here comes sometimes to extremes. Security officers are not uncommon, using techniques like: give five years ... produce three - released, what to do? It turns out ... and immediately falls under suspicion their own. This mistrust has brought a "young andreevtsa" Bishop. Dr. Evagrius. to the point that one collate two gebeshnye fake "void sumnyashesya" let the smoke of the "fake" Bishop. . Pozdov Seraphim, supposedly actually died in the camp - giving their fantasies for reality. Another "consultant", Fyodor Jurbenko, after all the failures in his ordination (En. Serafim Pozdov., En. Barnabas Bel., En. Theodosius Beh., Bishop. Anthony Goal. And so forth., Banish away "the destroyer" and "gravedigger catacombs ") spreading rumors abroad (" recommending "the Synod of ROCOR patriarchal dissid about Dmitri (Dudko..), that they say, in Russia in general istinstvuyuschego episcopate left - one samosvyaty and false catacombs ... he, de last I stayed ... standing in the truth (witnessed himself).
Архиеп. Григорий 

Archbishop. Gregory
When Gennady seriously ill, it was in great weakness. Thinking that he was dying, he asked him to mow in the schema. It was approx. in 1980. But God willed that he recovered. And then he still dared sometimes to serve the Liturgy. But in his place with his blessing he was elected Metropolitan is. Theodosius (Gumennikov), and the ow. Gregory became archbishop. Together, they accounted for t. Called. "Mobile Synod." Dr. "Sekachevskogo" placing bishops were in fact independent. It is known that binding.Seraphim Rose is commemorated at the Liturgy. Theodosius (Gumennikova), which is deeply honored.
In life, "Gennady skhimitropolita" had a lot of wonderful. So one day the Lord (v1983g.) Revelation commanded him to go to St. Panteleimonov Mont., To attach several Carpathian communities. And he was very ill, but rallied and went. And it did not give Communion spiritually die, as the 80-year-old Archimandrite. Meletios (Ruschak) Athos was already dying and grieving that without the herd can dissipate. This Athos about 30 years without a bishop officiated catacomb. And ow. Gennady just as the Archbishop ordained future. Basil Khust.
Иером. Милетий (Русчак) 

Hieromonk. Miletus (Ruschak)
In the five years before his death, Bishop Gennady served Liturgy on the feast of the Holy Virgin. Along with him were Bishop Gregory and Vladimir (Abramov). Vl. Gennady asked to be put on a golden cross. He beckoned to the nun Helen, who at the time was a reader, and asked: "What is it?". "The Cross, O Lord, holy." "So I know this: I am dying with great sorrow that no one hang this cross of gold." "How is it" surprised Nun E. "That's because employees: one thirty, another fifty-eight people not sick, not the old. Can continue the work. " "You do not understand," - Lord sighed. It was revealed by God, that these people will soon depart to the Lord. And indeed, in 1987. Bishop Gregory and Vladimir died one after the other.
There was a huge flock of the Lord, and many sincere, who loved him. Before his death, when he was quite ill and weak, he traveled all of whom could, located in different parts of the country. One bishop Tikhonovets told how they, together with Bishop.Vladimir Gennady met elders at the station and saw that he could barely move. It simply does not understand how in this condition they all these heavy long-distance travel have been made. "We together with the Bishop. Vladimir elders were Gennady under the arms on the station, and then by car. And the Lord could make in 5 minutes just a few steps, "- Bishop recalled.
We add to all this the fact that Vl. Gennady, driving around the country, where he could carried with him the coffin. He drove it for myself, but if someone close died, and urgently needed Domowina, he gave her, and then took out a new Statement. It is surprising that, despite numerous arrests and illness, the Lord until the end of life was flourishing appearance. She even kept it in the coffin, as shown by the witnesses.
Shortly before his death, Lord, came to the window of his last home, he said, smiling sadly: 'Little hut, two windows to the street, near the river. " A few days before his death, he summoned the nun E. and began to treat pyshechki. When she ate their fill, and rejected it as it drove her with harsh words. She asked for it to kiss his hand. None of the others did not understand what happened. In this way, he made it clear that his spiritual care for her was over and she should look for another manager.
In Easter 1987. It was snowing. This surprised many people living in the Caucasus, and proved a harbinger of unfortunate events ... However ow. Gennady cheerfully held up Radonitsa, trying to help each soul nearly related to him his life. Then, on Wednesday after Radonitsa, he fell ill and the ow. Theodosius was his extreme unction. After the second anointing, he took away speech and agony began. Soon after he died, without regaining consciousness. It happened on April 19 / May 2 at 7. 30 am. When the doctors arrived, they already could not do anything. And the prophetic word is. Malkhaz exactly fulfilled: saved by the Providence of God, died "in the wild", among its ... catacombniks that is a rarity. We can say except.
Burial was done at night as during the day authorities banned openly serve. And although he was a very heavy man, and the air temperature was high, and a lot of candles burning, the body did not publish any smell of decay during the three days. It served as a proof of righteousness is. Gennady.
After the death is. Gennady many children of the intercession of its feel, and sometimes receive instruction through the sleepy phenomenon and exhortations.
It was and is: the small dream is. Gregory (tribes. Vl.Gennadiya) was E. nun, and told how he passed the ordeal. He testified that it was extremely difficult and scary, but much help is prayer. Gennady ...

In conclusion, it is not superfluous to recall the words of Venerable. Symeon the New Theologian to episcopal authority in the Church of Christ: "No man, Scripture says, himself accept the honor, but the rank of God" (Evr.5.4.). He did not say: the one who serves the people power, and who accept ordination, but who is a n d e d o p p e d e l e n proruchestvovan God. Those who come and come from the people, and through the medium of the people, such are the robbers, as the rivers of the Lord: "I am the door. Ves, Elika they come and do not come through me, but climbs up some other way, and the robber are tatie (In.10.8). "In this sense, ow. Gennady, was undoubtedly "from his mother's womb" (Gal.1.15.) Predestined by God to the bishops, and what became known through the vessels of God, which is Spirit-bearing elders. And consecrated their adopted not only by human hands, but by the Lord King of Glory. What is confirmed with all his confessor, the performance of the suffering of life, the result of which, the last time the peoples of an entire generation of Christians in raskhristovlennom godless state. And it is for us certainly, for all his many children. About Ust-Kut Cathedral is known? Only the words of an unknown AZ Nothing more. No papers, no names, no witnesses. And no one doubts the validity of the Council. Where does this belief in the slander of the secret skhimitropolita? The answer, from the evil one!
On the whole Jurbenko-chekist-patriarchal defamation, which can persist only brings the dirt on the faithful to Christ our Father Gennady, we answer the silent scorn, remembering the incident on their head Judas "Spell" holy. Patras. Tikhon of Moscow approved by the Local Council 1917-1918g.g. CPI and other Councils, the ROCOR and the TOC.
His own holy prayers, O Lord Jesus Christ, and all-good God, have mercy Holy Russia and us sinners. Amen.
Источник


      Comments

      # RE: Life skhimitropolita Gennady (chopper) - Bishop of the Catacomb Church Tikhon branch - prot. Alexander 06.10.2016 16:24
      Amin.Amin.Amin.
.....



Схимитрополит Геннадий, в миру Григорий Яковлевич Секач, родился в 1897 в селе Акулино в Белоруссии, в купеческой семье. Отец умер, когда мальчику было всего три года. Дядя его иером. Анфим подвизался в одном из российских монастырей. Мать же Анастасия была большой почитательницей св. прав. Иоанна Кронштадтского, часто бывала у него в Петербурге и распространяла его книги. В самый первый ее приезд ей было сказано батюшкой: «Через тебя будет явлен большой Святитель, который очень много потрудится для приумножения и укрепления Церкви в последнее время». Это слово во всей полноте исполнилось на будущем схимитр. Геннадии. После смерти матери, в семье осталось восемь человек детей, которых разобрали многочисленные родственники. Мальчика Григория взяла на воспитание тетя — игуменья Павла, при которой он воспитывался в Монастыре в благонравии и книжном обучении до двадцати лет. С костным туберкулезом правой ноги, тяжко страдая, девять лет провел лежа в постели, подобно Илье Муромцу, готовясь к своему служению. Не зная детских забав, с самого отрочества пришел в совершенный разум, изучив Божественные Писания. Исцелился чудодейственно, дав обет полного посвящения себя Богу, предания всего себя в Его волю.
В двадцать лет перед ним стал выбор: какой избрать образ жизни. По исцелении, в 1917г. вместе со своим другом, Григорий решил пойти за советом к одному из известных почаевских Старцев. При встрече Старец спросил: «Молодые люди, для чего вы сюда пришли?» Они ответили, что хотят узнать, какое поприще благословит пройти их Господь. Старец промолчал, и пригласил их потрапезничать. Когда они сели за стол, он налил им борща. Но борщ был недельной давности, подтухший, и не пригодный к еде. Друг не притронулся, а Григорий съел все, не показав вида. Старец подошел и спросил: «Гриша, может еще добавки?» Услыхав это предложение друг его содрогнулся. А Григорий ответил просто: «Как благословите». Тогда старец налил ему хорошего борща. Когда они встали и возблагодарили Бога, старец сказал: «Гриша, если ты женишься, жизнь твоя будет монашеская. И умрешь не ниже архиерея, а может даже более того…». А второму, не проявившему должного смирения: «Иди и женись». Затем, благословив, отпустил их. Слова старца запали Григорию в душу. Позднее, их в Полесье, подтвердит прозорливый афон. схимник Святополк из «Кипяченского монастыря» села Чоповичи, открыв ему после долгой молитвы: «Будешь архиереем». А затем прибавил: «Будешь и выше, а дальше не знаю».
В 1924г. во время гонений на тихоновцев, его тетка игуменья Павла была сослана, и там же скончалась в изгнании. Она никогда не забывала пророческого слова Кронштадского батюшки и считала, что оно относится именно к Григорию. (Быть может потому будущий схимитрополит никогда никого не боялся?) С риском для жизни Григорий в подвале своего дома скрывал гонимого Архиеп. Симеона (Мозырского), который бежал от обновленцев. Позже присоединилось еще несколько монашествующих. Как водится «за укрывательство» вызывают хозяина дома к начальнику окр. Отдела ГПУ и велят «вышвырнуть попа на улицу»… Григорий не побоялся дать крупную взятку, в десять раз больше, чем требовалось, продажному чекисту, чтобы не просто отстали, а вообще легализовать владыку. Чекист потом пару лет «покрывал» контру, предупреждая о серьезных облавах… В подвале по ночам служили: по несколько часов — вечерню, нач. с 3 ночи — полунощницу, часы, Литургию. Однако это «покровительство» однажды закончилось: главчекист предупредил: едет комиссия, чтоб убирались по добру по здорову, куда угодно, не то всем не поздоровится. Обитель рассеялась.
В 1929г. Григорий похоронил расстрелянного архим. А. За это на сороковой день (по доносу) был арестован, заточен сначала в Соловках, а потом сослан на 10 лет в Кировскую область, где строилась заполярная электростанция. В тюрьме он много помогал больным и страждущим. Папиросы и сахар, присылаемые «с воли» раздавал нуждающимся. Сам себя ограничивал во всем. Когда он был на Соловках, начальство, чтобы освободить места для новой партии эаключенных, решило потопить людей вместе с баржами. Что они и незамедлили исполнить. Промыслом Божиим Григорию удалось избегнуть подобной участи. Он попал на последнюю баржу, на которой плыло начальство, а потому ее не утопили. Когда они прибыли на землю, всем плывшим с надзором заключенным на ужин дали отравленную рыбу. Причем каждый, проходя через контрольный пункт, должен был дохнуть на солдата, съел ли он рыбу. Один конвоир расположенный к Григорию, предупредил его, что рыба отравлена. Тот не вкушал рыбы, но, чтобы от него тоже был запах, намазал ей лицо. После этого, всех их выпустили, в надежде, что те умрут в течение ближайших часов.

В октябре 1938г. бежал из заключения. Без документов вернулся в свою Белоруссию, где нелегально некоторое время скрывался. Перед тем ему удалось посетить в Киеве катакомбного Схиархиеп. Антония (Абашидзе), и тот посоветовал ему жениться на одной девушке, р. Б. Анне, чтобы как-то легализоваться. Это помогло ему получить документы. Господь послал Григорию пять человек детей, двое мальчиков, двое девочек, и один мальчик умер до родов. Спустя некоторое время, жена стала просить его, чтобы они жили как брат с сестрой. Он пошел за советом к прозорливому «непоминающему» Ст. Лаврентию (Проскуре), изгнанному «сергианами» из Свято-Ильинского храма, и уже как пару лет, перешедшего на подпольное служение. И тот велел ему оставить дом и детей жене, а самому постричься в монахи. Там же под Троицкой горой, в Холодном Яру, в крохотном подземном храме (в Лесковице), ночью постриг его в монахи с именем Геннадий.
Перед войной в 1939г. он попал еще раз в тюрьму, в камеру смертников в Гомеле, где впервые познакомился с тихоновским Еп. Серафимом (Поздеевым), который впоследствии рукоположил его во Епископа. На этот раз, казалось: все кончено, никаких шансов уцелеть. Допросы при ослепляющем освещении, конвейером, день и ночь, психологическое давление за гранью человеческих сил… Следователи ехидно спрашивают: «чего пощады не просишь? А может помилуем?». «Что проку ягненку, просить о пощаде стаю голодных волков?», — отвечал уже приготовившийся к смерти Геннадий. «Понима-а-ет положение!»,- рассмеялись мучители … и прекратили допрос. Позже неожиданно выпустили без объяснений. Кто их поймет?
Свои первые рукоположения он получил в г. Мозыре, от еп. Леонтия (Филипповича) Житомирского (Украинской Автономной Правосл. Церкви), впоследствии Чилийского (РПЦЗ).
У о. Геннадия была очень яркая жизнь полная необычайных событий еще во время советс. — германс. войны. Объясняется это очень сложной ситуацией, в которой он оказался, приняв сан в страшное, смутное для Украины время. С одной стороны его «по доносу» могли схватить и казнить немцы, а с другой — озверелые красные партизаны. За истинным духовенством гонялись и сторонники «автокефалии» оуномельниковцы. Убийство духовенства с их стороны было делом обычным. Иером.Геннадию, как священнику приходилось туго. Кругом враги. Рассказывают, пришлось ему встретиться и с главарем партизанских отрядов Ковпаком, когда его схватили партизаны. В этой ситуации можно было ожидать только расстрела. Но неожиданно всплыло их дальнее родство… (Ковпак даже вспомнил, как они вместе сидели на какой-то свадьбе). Это неожиданно спасло Геннадию жизнь.
Однажды, дело было во время войны, о. Геннадий на деревенском кладбище в лесу, совершал отпевание одного своего прихожанина. Неожиданно рядом раздались выстрелы. Из чащи выскочил какой-то запыхавшийся, растрепанный человек в замызганной одежде. Было ясно …за ним погоня. Небольшая немецкая команда преследовала его. О. Геннадий раздвинул толпу, быстро подозвал ошалелого, перепуганного беглеца и велел тому прыгать в вырытую под гроб яму… Сверху на него тут же был спущен гроб. Немцам так и не удалось обнаружить спрятавшегося столь необычным способом «партизана». Как выяснилось значительно позже, спасшимся оказался 1-й секр. местного райкома. Тот в свою очередь, после окончания войны, через пару лет спасет о. Геннадия от «расстрела». Неисповедимы судьбы Божии…Подобных историй у него было несколько, когда подобранные, выхоженные и вытащенные им буквально «с того света», вдруг оказывались в последствии его «спасителями».
В конце войны по совету все того же схиарх. Лаврентия Черниг. (ум. в 1950г.) о. Ген., о. Феодосием Г., и посл. Григорием организовался монастырь в г. Порее Черниговской губернии. Община насчитывала немногим более тридцати человек. Там же была сооружена маленькая домашняя церковь. Властям не нравилась деятельность о. Геннадия. Он широко занимался благотворительностью (это не приветствовалось), много проповедывал, опекал сирот… На контакты с властью не идет. Верующие видели в нем заботливого, душепопечительного пастыря. Часто к нему не протолкнуться. Потоки людей. Из зависти попами писались доносы. Его неоднократно вызывали к уполномоченному и делали «внушения». Не раз о. Геннадия таскали в милицию и требовали отречься от Христа. Но тот был тверд и никогда не подписывал никаких бумаг. Поразительно, но сила духа неизменно одерживала верх над всесильными органами. Его во время очередного допроса (у самого высокого начальника) раз спрашивают: Ты сам то верующий во Христа, или так себе? « Ккхе-е…не понимаю, как это так себе?!» — «Да ваших, кого не возьми, сразу…в отказ, мол не очень верующий – так себе…». Геннадий в упор, прямо в глаза ему: верую во Христа Господа! И перекрестился. Безжалостный начальник, в страхе держащий огромный округ, в кабинете которого не раз мочились под себя от страха…был удивлен: «Подобных на моей памяти только трое, а остальные уже все наши». И оформив ему липовую справку о душевном заболевании, отпустил его. В 20-30-х г.г. таких отпущенных из под ареста, вполне обосновано, подозревали в тайном сотрудничестве с агентами власти, и если свои доверяли о. Геннадию, то некоторые ИПХ по привычке шарахались от Секача, как от чумы… Печальный опыт десятилетий гонений, предательств… и коварства спецслужб. А справочка та не раз выручала при милицейских налетах. Впрочем отсюда пришлось вскоре уйти.


В дальнейшем о. Геннадий, о. Феодосий (Гуменников) и послушник Григорий (все три впоследствии стали епископами Катакомбной Церкви) открыто служили в действующем храме в селе Новоропск Брянской области, территориально входившей в Локотский автономный округ. Жители этих мест относились с неприязнью к советской власти. В тех лесах долго еще партизанили непойманные «каминцы», служившие во время войны в РОНА. Об этой странице их жизни мало, что известно. Новоропский сельсовет вынуждено закрывал глаза на почти независимое существование «гнезда мракобесия». Потом, в 50-х г.г., после лишения регистрации, они уехали на Новый Афон. В Грузии на то время отношение к христианству было самым мягким в Союзе. Милиция неохотно вылавливала молящихся вне храмов. Там, в Абхазии, ими троими было организовано несколько тайных мужских и женских монастырей в горах.
Иер. Геннадию приходилось много перемещаться по стране, этого требовали дела Церкви. В один из таких переездов о. Геннадия взяли прямо в аэропорту. Приволокли в радиорубку, другого помещения не оказалось. Обыскали…ничего не нашли. Говорят: давай, поп, отрекись от Христа в микрофон, чтоб в зале ожидания послушали — отпустим без антимоний, вернешься домой целым и невредимым… Геннадий чекистам: давайте микрофон! Набрал воздуха поболее, да как крикнет в него: люди, веруйте во Христа Господа, в Нем же есть спасение! Чекисты взбеленились не на шутку и принялись избивать исповедника Имени Христова…Тем микрофоном главный изверг выбил ему несколько передних зубов…на память…
В 1965г. о. Геннадий был изгнан властями с Нового Афона. Его служение привлекало слишком многих. Число насельников росло. Оставаться незаметным больше не удавалось. Монастырь пришлось перевести в иное место. Имея в Ткуарчели несколько домовых церквей в частных домах о. Геннадий и его люди потом все же купили дом на Иверской горе. Это излюбленное место паломников, которых не мог упустить пастырь Христов, «ловец душ человеческих».
На Иверской горе жить было трудно. Сильные холода чередовались с сильной жарой. У одной монахини был ишак и она на нем время от времени подвозила прямо к монашескому жилью хлеб и все необходимое. Однажды, батюшка поднялся на Новый Афон, где отслужил Страсти Христовы, а на следующий день попросил монахиню купить что-нибудь к Пасхе. Та достала продуктов, погрузила их на спину животного, и при подъеме от тряски постепенно ослабло седло. Необходимо было подтянуть его. И когда подтягивала, как-то случайно причинила боль, рванув за шерсть. «От этого, — говорила она, — ишак меня здорово лягнул копытом, и я полетела в глубокую пропасть. Пролетела не знаю сколько метров, думая: “Господи, как я глупо умираю! Меня даже похоронить не смогут, костей не соберут”. Вдруг какая-то сила меня подхватывает и сажает на дерево верхом, так что и очки мои не разбились, только тапки упали в пропасть. Мимо проезжали люди, и вытащили меня веревками. В это время спускается дорогой батюшка, и спрашивает:— Ну что, космонавт? Все на месте?
— Простите, батюшка, все на месте вашими святыми молитвами.
Я собиралась ему все рассказать, а он все уже знает».
Когда надо было подниматься в горы, совершать службы, о. Геннадий шел сам. Его часто отговаривали от этих походов, жалея возраст и тучное телосложение. Уходя на молитву в горы, Геннадий брал себе в помощь о. Григория. Если о. Геннадий падал, тот с трудом поднимал его.
В 1967г. его вновь лишили свободы. Арестовали по требованию митр. Илии Сухумского, нынешнего Патриарха Грузинской официальной Церкви. Однажды митр. Илия пригласил отца Геннадия, проживавшего в Сухуми, через его соседа, для разговора. Митрополит предлагал ему приход: «Служи, как тебе надо, дам храм, только подчинись мне», — сказал он. О. Геннадий возразил: «Как же так? Ты хочешь, чтобы я предал всех своих и подклонил тебе голову? Это значит, мне придется всех продать! Разозленный Илия возбудил против него целое дело, обвиняя Геннадия в том, что тот, якобы самозванец, не хочет принять регистрацию, а многолюдную общину имеет. Так и приходилось жить — все время, как овчатя среди волков, во враждебном окружении, среди доносов, арестов, сплетен, подозрений и клеветы…
Впрочем и в этот раз обошлось; о. Геннадий, быв под «следствием» попал под «юбилейную» амнистию (50 лет Соввласти) и вскоре освободился. Вернувшись на Н.Афон, продолжил свою церковную деятельность по насаждению истинного православия, т.е. постригать монахов, собирать всех желающих, множество молодежи, кто чаял спасения; не взирая ни на возраст, ни на состояние, ни на положение. Очень многие из Красной патриархии переходили к нему. Властям это очень не нравилось, и они в 1969г. силою выдворили его с Н. Афона. Тогда он купил еще два дома в г. Ткуарчели, и там продолжил «собирать» свой монастырь. Были даже созданы «богословские курсы», которые вел сам о. Геннадий.
Выйдя из тюрьмы, по Промыслу Божию, о. Геннадий от вл. Меладия (Мих. Гаврилович. ум. в 1973г.) узнает, что в Бузулуке нелегально проживает глава ИПЦ Еп. Серафим (Поздеев). И тогда же предпринимает туда первое путешествие. Вл. Серафим возводит его в сан архимандрита. Еще с 1968г. батюшка туманно намекал, что скоро благословлять будет своих чад двумя руками. Когда инокиня Е. возразила, говоря, что покойный батюшка о. Александр двадцать лет безуспешно искал катакомбного епископа, на это загадочно отвечал: «Сама увидишь».
Если кто-то болел, он очень заботливо, по-отечески ухаживал за ним. Для него не было мелочей. Иногда подойдет к болящему, скажет ему что-нибудь ласково или погладит по плечу, а его молитва уже делала свое дело. Через полчаса уж человек не чувствует никакой боли, получил исцеление. Однажды, когда инокиня Елена слегла, Владыка при освящении воды на Крещение Господне вылил на грудь болящей кружку святой воды. И до сегодняшнего дня Бог миловал ее за его молиты, и все обошлось без операции. А болезнь была серьезная: мастит, угрожающий перейти в злокачественную опухоль.
У о. Геннадия была удивительная особенность говорить с людьми совершенно различного возраста, пола, интересов и профессий, с верующими и неверующими. И всем им, как вспоминают очевидцы, было с ним просто и интересно общаться. С легкостью он прямо на улице мог завести знакомство, которое позднее нередко перерастало в нечто большее. Эта способность быстро «обращать» людей в веру отличает, к сожалению, уже ушедшее от нас старчество.
Как-то какие-то безбожники, по укоренившейся советской «традиции» стали за глаза клеветнически зло перемывать кости о. Геннадию. Инокиня Е. пыталась защищать его. И вот в день Ангела будущего Владыки, по окончания службы, тут же в храме, все стали поздравлять его. Когда инокиня Е. подошла к нему под благословение, он ей шепотом на ухо: «Если ты будешь заступаться за меня, я тебе рот зашью». И тогда инокиня Е. вспомнила, что она вчера заступалась за него. И он знал об этом. Ну и ну!
Его ревностное служение истине Христовой можно сравнить с трудами Ап. Павла. (Того, тоже, избегали другие церкви долгое время, искушаясь его фарисейским прошлым). Как тот, более всех апостолов потрудился на ниве Христовой, быв призван позднее первоверховных 12-ти – и не входя в их число, так и Геннадий вступил на апостольское служение, когда катакомбный епископат Русской гонимой Церкви иссяк, больше думал, как бы избежать репрессий… и активного, безстрашного духовенства оставалось до крайности мало…(тщательно скрывались). Апостол обращал язычников, свят. Геннадий преимущественно полуязычников из МП РПЦ. Един Бог ведает, скольких людей он привел ко спасению, какие труды подъял — сколько обителей, общин, священства породил среди атеистического безумия…50-80г.г., в промежутках между отсидками и арестами. В этой апост. ревности и плодовитости, с ним, пожалуй может сравниться только один архиерей — Зарубежной Церкви – свят. Иоанн Шанхайский (Максимович). Как и Ап. Павел, вл. Геннадий со своими сотрудниками о. Ф и о. Гр. мог бы сказать о себе: мы ежечасно подвергаемся бедствиям… Я каждый день умираю (1 Кор.15.30). Узы и скорби он принимал, как милость Божию, ибо за них увенчивает Господь Своих рабов.

Итак в мае 1971г. он получил хиротонию по благословению еп. Серафима в г. Бузулуке через еп. Алфея (с письм. согласия ряда архиереев). Причем сам еп. Серафим, уже прикованный к постели, полуслепой, предсказывал своей хозяйке, у которой он стоял на квартире, что скоро к нему приедет особенный человек, от Бога, которого он ждал всю жизнь. Ибо, хотя и было немало других епископов лагерного поставления (главою которых он являлся), но он часто повторял: «Господи, я умираю в большой туге, потому что все эти люди мало что делают для Церкви Христовой». В то время подле еп. Серафима подвизалось из духовенства только двое — еп. Алфей и свящ. Александр (Шабельник). Само посвящение Геннадия во епископы, по сложившейся с Соловков практике, происходило в строжайшей тайне, даже от самых близких. Никто ни о чем не догадывался. Знали лишь давшие согласие епископы. На следующий же день «погостив» он уехал от них, обратно к себе на Н. Афон. В прочем для своих сделали фото.

Время было такое, необходимо было скрываться… Во всяком случае, когда спустя несколько дней, 74-х летний Геннадий вторично вернулся в Бузулук на похороны еп. Серафима; и вл. Алфей и о. А. Ш. встретились и приняли Геннадия, уже открыто, как своего, а до этого якобы «прятались». Вл. Геннадию пришлось немало похлопотать для устройства похорон, так как власти не разрешали хоронить, ведь у «бродяги» не было документов. Лишь за большие деньги ему удалось купить место для погребения.
После похорон Владыка Геннадий пригласил еп. Алфея (ум. в 1985г.) к себе в Абхазию в гости на праздник Покрова Богородицы. Там, в 1971г. еп. Алфей и вл. Геннадий рукоположили иером. о. Феодосия во епископы. Позднее Геннадий и Феодосий рукоположили во епископы о. Григория.
Осенью 1971г. один большой женский Монастырь, находящийся в горах, присоединился к тихоновцам. Многие люди, воспитанные в тупоумном безбожии, плохо понимали старческое руководство. Чтобы избежать славы, батюшка Г. принимал на себя юродство, нередко используя грубоватые слова, но всегда на пользу душе, с духовным, а подчас даже с пророческим, смыслом. Это делалось по благословению одного Старца, который в свое время научил его: «Гриша, надо пред людьми быть дураком, а пред Богом быть чистым». Так однажды игуменью Серафиму он прилюдно назвал «блудницей». Та недоумевала, почему? Духовный смысл открылся позже. Та приглашала со стороны священнослужителей, совершать пострижения без ведома и благословения своего законного архиерея. За это свят. Геннадий снял с нее игуменство, и монашество с тех, которые были пострижены без его благословения. Впоследствии Серафима отреклась от Христа, сбросив с себя мантию вернулась в мир…
Жизнь множества людей протекала пред его глазами, многие души, когда на это была воля Божия, он «прочитывал» духовными очами. За едой, например, мог определить что такое этот человек. Порой ему достаточно было один раз покормить, чтобы определить, что будет с этим человеком. Кого-то он благословлял в монахи, а кому благословлял жениться.
Однажды узнав об одной повенчавшейся церковным браком женщине, сказал ей: «Если бы я знал об этом, я бы из-под венца тебя вывел. Не нужно было тебе выходить. Твой крест монашеский, не семейный». Что и подтвердилось спустя семь лет. Брак оказался несчастливым и развалился. Эта женщина стала инокиней.
На исповеди Святитель указывал людям на их грехи, о которых они забывали или в которых им было трудно признаться. Так одной женщине он рассказал про некого человека, который совершает грех. И только когда Владыка ушел, эту женщину осенило, что это ее грех. Тогда она побежала за ним, и плача стала просить прощения.
Той же женщине, у которой был обычай жарить кровь и приготовлять колбасы, он как-то «признался»: «Знаешь, вот я тоже раньше ел кровь, и не каялся. А потом мой архиерей мне сказал:— Знаешь, Гриша, надо тебя на семь лет отлучить от Церкви.
— А за что?
— За то, что ты кровь животных потребляешь.
И тогда эта женщина поняла, что это не Гриша вкушал, а она ела, и не покаялась».
Таким образом, на исповеди он рассказывал грехи человеку, но никогда не накладывал на человека епитимию, ни больших, ни маленьких. «Зачем бедного человека бить, если он и так уже жизнью разбитый? Теперь бы человеку сохранить веру, и то с него достаточно. Жизнь такая, что единственный нужен подвиг, сохранить чистоту веры среди всех этих соблазнов».
Однажды две монахини совершили нечто, в чем не хотели признаваться вл. Геннадию. Как раз в обители случился какой-то новый священник, и они думали поисповедываться у него. С этого момента Геннадий перестал с ними разговаривать. На настойчивые вопросы монахинь он бросил: «Ну и кайтесь перед своим священником, а мне ваши откровения не нужны». Знавшие суть дела, обе монахини были поражены, ибо о случившемся и их намерениях никто не знал.
Вл. Геннадий за всю свою жизнь почти не снимал подрясника. В нем он ходил по улицам городов, поездам, всюду. А надо вспомнить, какое это было время, хоть и не 30-е, но все же… Одна схимонахиня вспоминала, что они как-то вместе со старцем Геннадием шли по улице и их остановил милиционер: «Снимите это!» — сказал он, указывая на облачение владыки, который в свою очередь сказал: «А вы снимите это!» — указывая на милицейский мундир. Милиционер возмутился: «Вы что, это моя форма!» «А это моя форма», — ответил владыка, и невозмутимо пошел дальше. И такая у него была сила духа, что милиционер не решился продолжать диалог.
Господь говорил, что не Мне должны служить, а Я пришел послужить людям. И этот образ Христа он всегда старался воплотить в себе. Всегда сам готовил пищу для братии, пек просфоры. Не раз он не мог от долгого стояния даже одеть сапоги. У престарелого Г. было заболевание сердца, ноги отекали. Одна женщина попросила благословение помочь одеть сапоги, а он ей: «Еще чего не хватало, чтобы женская рука до меня коснулась». А ему было уже 77 лет. Тут же присутствовала другая женщина. Выглядела она несчастной, была сильно накрашена, и при прощании он ее отечески поцеловал. А первая женщина и подумала: «Вот, сапоги мне не дал одеть, а другую бабу целует». И только она успела подумать, как вл. Геннадий отвечает на ее мысли: «Да-да, видишь, какой я. Сапоги не дал одеть, а бабу целую!». Женщина в ответ: «Простите, владыка, это я такое подумала». «Да, да, матушка, подумала, подумала. Ой, а чего это я тебя матушкой назвал. Видно и правда матушкой будешь». И действительно эти слова впоследствии исполнились.
Господь провел Своего ученика и через искушение клеветой «от своих». В Сухуми, в частном доме, скрывался некий игумен Тихон (который до этого жил в горах). Возбуждаемый врагом рода человеческого, тот все время распускал какие-то слухи и где только можно посевал раздоры, этим причиняя немало зла всей общине. Пришлось даже созывать собор для разбирательств. Ни одно из обвинений не подтвердилось. Но все равно многие от него отпали тогда, лукавому на радость, а церкви во очищение. Предвидя это, пастырь Христов по окончании службы в храме пропел: «Шумел камыш, деревья гнулись, а ночка темная была…» Под «камышом» подразумевая простых прихожан, а под «деревьями» — священнослужителей, включая кое-кого и из иерархов. Впрочем, имея сильное упование на Господа и все вручая в Его пресвятую волю, Владыка никогда не отчаивался, так как людей немало возвращалось, не выдерживая крестного безправия, обратно в госцерковь, но много и приходило. Люди родившиеся в богоотреченной стране, сильно повредились, стали слабыми и шаткими в вере. Вот и поныне утверждают, будто «секачевцы» подвизаются одновременно и в «патриархии» и в катакомбах, а и не ведают, что это отпавшие…А административного единства у тихоновцев не было никогда. И не могло быть. Еще Чирчикский Собор (1948) отмечал большое количество самовольников, сетуя на анархистские тенденции паствы… Любил повторять: «Лучше пять верных, чем пятьдесят неверных, потому что не в количестве Церковь, а в качестве. Тот по-настоящему любит Христа, кто все переносит ради Него: и гонения и оклеветания…это переплавка человека. Это то самое золото, которое сокрыто от глаз человеческих». Лично сам вл. Геннадий, не смотря на редкую сердечную мягкость, руководствовался правилами Кочующего Собора 1928г. и к «сергианству» был непримирим. Созидал Церковь не в кирпичах и бревнах, а в сердцах и ребрах. Церковью полагал не организац. – хозяйственный организм, а правильное исповедание веры Христовой. Многим это представлялось ересью…
Верным людям он помогал и молился за всех, но тех, кто уходил от него без благословения Бог наказывал. Был такой диакон Палладий, родной брат вл. Алфея. Тот отпал от вл. Геннадия, и был прикован болезнью к постели три года. Потом написал письмо вл. Геннадию, прося прощения. Через неделю больного оставила боль и он перестал мучиться.
Благодать почивавшая на этом живом носителе святоотеческого благочестия проявляла себя по разному. Одна монахиня как-то попросилась идти на телеграф, чтобы позвонить своей родственнице. Выйдя за калитку монастыря, она приподняла свое длинное платье, так как ей было стыдно идти в таком одеянии. По возвращении ее оттуда, Владыка Геннадий говорит всем: «Сейчас я покажу, как ходит схимонахиня на телеграф». Подняв свою рясу, и пройдясь по двору, говорит: «Так ходит схимонахиня Михаила на телеграф». И после этого дословно рассказал всем о чем она говорила с родственницей по телефону, не упустив ни одного нюанса. Та была поражена, как может человек на расстоянии знать каждое ее слово. А эта монахиня, быв под искушением прежде хотела отойти от своего епископа. И после этого он нехотя признался, что знает не только все их слова, но и каждую мысль видит.
За пять лет до своего последнего заточения, Владыка сам шил себе пальто. Инокиня Елена спросила его: «Для чего такая тепленькая ряса?» Он ответил: «Я должен пойти в тюрьму». Никто ничего не понимал, спрашивали: «Зачем идти в тюрьму?» Он говорил: «Я должен выстрадать Церковь. Чтобы Она продолжала Свое существование, я должен Ее выстрадать и пойти в тюрьму». Он считал, что как Христос страдал за Свою Церковь, так и каждый священник, и особенно епископ, должен выстрадать Церковь. Он учил, что путь в Царство Небесное лежит только через крест, страдания, скорби и лишения. И действительно, лет через пять его слова исполнились, и он вновь попал в тюрьму.
В его монастыре была некая бесноватая инокиня Ангелина. Родители ее были сотрудниками ОГПУ, в свое время они много расстреляли христиан, монашествующих и священников. И когда во время Второй Мировой Войны немцы расстреливали группу людей, в которой была мать Ангелины и сама Ангелина, мать прикрыла дочь собой, и в этот момент бес из умирающей матери вышел и вошел в девочку, не давая ей покоя до конца жизни. Владыка взял девочку к себе в монастырь, оказывал ей особое внимание, помогал всячески. Но бес, который не терпит ни смирения, ни любви; заставлял эту «родовую мученицу» нарушать монастырский порядок. За это она была наказана игум. Серафимой: в отместку, подстрекаемая бесом и соседями безбожниками; написала донос в КГБ, что послужило причиной последующих гонений против Владыки. Итак, в праздник Благовещения, когда иер. Досифей служил Литургию, дом был оцеплен в половине седьмого утра. Но о. Досифей не растерялся, и запретил открывать дверь, пока не кончится Литургия, и пока все верные не причастятся. И только после того, как все было прибрано, все стали пред иконой Матери Божией, и под слова молитвы «Под твою милость прибегаем», были открыты двери для «органов». Но так как они ничего не нашли, и Владыки не было, они забрали только двух монахинь для допроса.
Впоследствии, «антихристовы власти» все же объявили всесоюзный розыск всего «тихоновского Синода» Вл. Геннадий, скрылся в г. Элисте. И спустя год (в 1975г.) в возрасте 78-ми лет, его все-таки взяли, и арестовали по обвинению в антисоветской религиозной деятельности, и доставили в Грузию. Но его сердце, как ни странно радовалось. По делу проходил, как «архимандрит». Следствие продлилось полгода. Далее приговор: четыре года (устно обещали: не выйдешь никогда), и этап в дореволюционную тюремную больницу в Тбилиси, по причине тяжкой болезни. Эта тюрьма славилась своими пыточными уколами. Во сне от вл.Серафима получил две с половиной рыбки. Вместо 4-х отсидел два с половиной года. Спустя год переведен в тюрьму г. Кутаиси – место пожизненного заключения российского духовенства.
Во время Пасхи в 1977г., поскольку начальник тюрьмы имел очень верующую мать (да и вообще в Грузии к религии было отношение традиционно уважительным), то разрешил на Великий праздник заключенному духовенству провести Литургию, в отведенном для этого помещении. Тоже позволили и влад. Геннадию, которому, как духовной особе, разрешили даже оставить бороду и длинные волосы. Только не разрешалось носить рясу. Здесь он встретился с митр. Малхазом Кутаисским, племянником еп. Симеона Мозырского (которого некогда скрывал у себя с риском для жизни), арх. Гурамием и другими архиереями и духовенством, которые долгие годы сидели в тюрьме без следствия и суда. Владыку, почувствовав в нем своего, приняли по родственному тепло. Геннадий рассказал им, что Тихоновская Церковь в миру все еще существует, чем несказанно их обрадовал. И они сказали ему: «Мы уже не выйдем отсюда никогда, а ты выйдешь отсюда. Тебе много чего надлежит еще сделать». На что тот возразил: «Мне уже очень трудно… много лет. Мне обещали, что я здесь останусь. Кто знает собственное будущее, как и где я умру?» На это вл. Малхаз ему пророчески ответил: «Умрешь на воле, среди своих, в маленькой хатке, два окна на улицу, возле речки». Затем грузинские епископы, во укрепление его (как главу епископов), решили возвести в сан митрополита, тут же после службы; тем самым исполнив предсказанное духоносными старцами. (Начиная со св. Ионы, возводили в митрополиты повторением епископской хиротонии). На Западе, через диссиденские круги, стало известно о злоключениях престарелого «священника». Вражьи «голоса» подняли шумиху и власти были вынуждены досрочно выпустить его.
Когда вл. Геннадий в окт. 1978г. вышел из тюрьмы, вернулся на Кавказ уже 80-ти летним старцем. О, лживое лукавое время… Немало было подковерных разговоров, будто бы он все это выдумал и сам себе присвоил сан митрополита. Даже некоторые из близких не верили ему. Конечно от его прозорливого ума эти дьявольские наветы не ускользнули. Однажды, сразу после причастия, он вышел из-за Престола и сказал: «Вот, я только сейчас вкусил Тело и Кровь Христа, и с крестом стою у Престола, неужели вы и на этот раз мне не поверите? Я уже в шаге от смерти. Как можно лгать в моих летах и в таком состоянии?» И он терпеливо еще раз объяснил, чтобы устранить соблазн, что не было никакой возможности в тюрьме пригласить свидетелей, и составить какие-либо подтверждающие бумаги.
С большим трудом получив паспорт, преследуемый властями, не дающими ему передыха, был вынужден уехать в Элисту в кон. 1978г., где был вновь задержан уполномоченным по делам религии. Там, уже в который раз, пытались его завербовать. На что он отвечал: «Простите, люди «добрые», как же мы можем с вами дружно вместе работать, если вы гоните Христа, и строите безбожное общество, а я за Христа? Мы никак не можем друг другу помогать. У нас разные цели. Мое дело то, что я должен выстрадать Церковь. А ваше гнать нас». Подобных юродивых «уполномоченные» считали «фанатиками» и замолившимися, у которых не все дома… Вскоре был отпущен.
Владыка иногда заходил в храмы Московской Патриархии, на поклонение цельбоносным мощам, либо, чтобы привлечь людей в Катакомбную Церковь, но никогда для участия в службах и молитвах сергиан. Говорил часто: «Не все, кто в патриархии погибнут. И не все, кто в катакомбной церкви – спасутся».

Катакомбные бабульки любили «басни» о дружбе вл. Геннадия с Самим Патриархом Всея Руси, мол «наш» постригал в монахини матушку «самого» Пимена…и много чего подобного… Недоброжелатели разных мастей и расцветок по разному любят их интерпретировать, по-советской привычке овеществляя и смакуя полную глупость. Стоит только изучить те времена, чтобы понять всю нелепость подобных придумок. Даже на Западе хорошо знали о рассылаемых тихоновцами «воззваниях» на избрание патр. Пимена (Извекова), в которых обличалась отступническая МП РПЦ. Эти «послания» подп. Вл. Феодосием Г., ходили по крупным городам Союза. (прп.Серафим Роуз, Краснов-Левитин, Вл. Мосс). А жизнь себе можно было в Союзе испортить в те времена одним словом.
В 70-х г.г.в катакомбном российском движении кризис поколений. Послереволюционные первые поколения ушли, пришли новые верующие.Последний «иосифлянский» епископ Авдий ум. в 1978г. «Даниловцев», «ярославцев», «буевцев» давно уже не было. Разгром катакомбных общин 1943-53г.г. – бериевские репрессии, обезкровили ряды подпольного исповеднического (скорбящего) православия. После них нарушился территор. принцип Епархий. Епархией, собственно стали души верных, рассеянные по всему пространству бывшей Империи. Прежние еп. титулования потеряли свое значение. Если бурно умножающиеся «тихоно-геннадьевцы» с конца 60-х установили контакты с РПЦЗ, переписываясь, получая из-за границы антиминсы, Св. Миро, группа из 14-ти священников оффиц. была присоединена к РПЦЗ, лишившись в 1975г. «мобильного Синода»… имя митр. Филарета (Вознесенского), как Главы, возносилось «секачами» за всеми богослужениями, во всех обителях …то на Соборе ИПХ 1974г. (прав. архиерей Владимир Штромб.) этой группой было решено не поминать главу РПЦЗ вовсе. А с 1996г. вымирающие «андреевцы» и вовсе не признают никого кроме себя. И хотя Усть-Кутский Собор (5-й канон) запрещает в священнослужении всех, мнящих себя не ветвью, а самостоятельным древом церковным — они сим нимало не смущаются. Закономерный финал для них – «агент»-сочинитель фон Сиверс Готфский. Это же относится и к Журбенко… последнему «настоящему катакомбнику» — МП поставления… Оба – креатура еп. Марка (Арндта) Берлинского (агента Штази), ловко создавшего параллельную иерархию катакомбной Церкви в РФ.
Впрочем в катакомбах архиереев хватало, но те не очень-то спешили проявлять себя. Многие тайные общины оказываются на акефальном положении, тихо вымирая. Конечно, подобная скрытность оправдана в богоборном государстве, слов нет: предательство, отступничество, шатания, внедрение агентов…Но и здесь доходит порой до крайностей. Чекисты не редкость, использовали приемы вроде: дают пять лет…выпускают через три – выпущенному, что делать? Выходит…и тут же подпадает под подозрение своих. Подобная мнительность довела «молодого андреевца» еп. Евагрия Др. до того, что тот, сличив две гэбэшные фальшивки, «ничтоже сумняшеся» пускает дым о «поддельном» еп. Серафиме Позд., якобы на самом деле умершем в лагере – выдавая свои домыслы за реальность. Другой «консультант», Федя Журбенко, после всех отказов ему в рукоположении (еп. Серафимом Позд., еп. Варнавою Бел., еп. Феодосием Бех., еп. Антонием Гол. и пр., изгнавшими прочь «разорителя» и «могильщика катакомб») распускает слух за границей («рекомендованый» Синоду РПЦЗ патриархийным диссид. о. Дмитрием (Дудко), о том, что мол, вообще в России истинствующего епископата не осталось – одни самосвяты и лже-катакомбы… он, де последний остался …стоящий в истине (засвидетельствовал сам себя).

Когда Геннадий тяжело заболел, то пребывал в больших немощах. Думая что умирает, попросил постричь его в схиму. Это было прибл. в 1980г. Но Богу было угодно, чтобы он выздоровел. И после этого он еще решался иногда служить Литургию. Но на его место по его благословению был избран митрополитом вл. Феодосий (Гуменников), а вл. Григорий стал архиепископом. Все вместе они и составляли т. наз. «мобильный Синод». Др. «секачевского» поставления епископы были фактически самостоятельны. Известно, что св. Серафим Роуз поминал за Литургией вл. Феодосия (Гуменникова), которого глубоко чтил.
В жизни «схимитрополита Геннадия» было много чудесного. Так Господь однажды (в1983г.) в откровении повелел ему ехать в Св. Пантелеймонов мон., чтобы присоединить несколько закарпатских общин. А был он очень болен, но собрался с силами и поехал. И это не дало Общине духовно умереть, так как 80-ти летний архим. Мелетий (Русчак) Афонский был уже при смерти и скорбел, что без него стадо может рассеяться. Этот афонит около 30 лет катакомбно священнодействовал без епископа. И вл. Геннадий как раз тогда же рукоположил будущего архиеп. Василия Хустского.

За пять лет до смерти, Владыка Геннадий служил Литургию на праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Вместе с ним служили Владыки Григорий и Владимир (Абрамов). Вл. Геннадий попросил, чтобы ему надели золотой крест. Он подозвал к себе инокиню Елену, которая в то время была чтецом, и спросил: «Что это такое?». «Крест, Владыка святый». «Так вот знай: я умираю с великой скорбью, что некому повесить этот крест золотой». «Как же так?» удивилась Инокиня Е. «Вот ведь служащие: одному тридцать лет, другому пятьдесят восемь, люди же не больные, не старые. Могут продолжать дело». «Ничего ты не понимаешь», — вздохнул Владыка. Ему было открыто Богом, что эти люди вскоре отойдут ко Господу. И действительно, в 1987г. Владыки Григорий и Владимир умерли один за другим.
У Владыки была огромная паства и множество искренних, которые любили его. Перед смертью, уже будучи совершенно больным и слабым, он объехал всех кого мог, находящихся в разных концах страны. Один епископ-тихоновец рассказывал, как они вместе с еп. Владимиром встречали старца Геннадия на вокзале и видели, что тот едва-едва может двигаться. Было просто не понятно, как в подобном состоянии им были совершены все эти тяжелейшие дальние путешествия. «Мы вместе с еп. Владимиром вели старца Геннадия под руки по вокзалу, а потом по вагону. Причем Владыка мог совершать в 5 минут всего лишь несколько шагов», — вспоминал епископ.
Прибавим ко всему этому то, что Вл. Геннадий, разъезжая по стране, когда только мог возил с собой гроб. Его он возил для себя лично, но если кто-нибудь рядом умирал, и требовалась срочно домовина, он отдавал свою, а потом доставал себе новую. Удивительно, что, несмотря на многочисленные аресты и болезни, Владыка до конца жизни имел цветущую внешность. Ее он сохранил даже в гробу, как показывают очевидцы.
Незадолго до кончины Владыка, подойдя к окну своего последнего жилища, сказал, грустно улыбнувшись: «Маленькая хатка, два окна на улицу, возле речки». За несколько дней до его смерти, он позвал к себе инокиню Е. и стал ее угощать пышечками. Когда она наелась досыта, и отказалась, он как бы выгнал ее с грубыми словами. Она попросила за это поцеловать его руку. Никто из окружающих не понял, что произошло. Этим самым он дал понять, что его духовное окормление для нее окончилось и ей следует искать другого руководителя.
В Пасху 1987г. шел снег. Это удивило многих, живущих на Кавказе, и оказалось предвестием печальнейшего события… Впрочем вл. Геннадий бодро держался до Радоницы, стараясь помочь каждой близкой душе, связавшей с ним свою жизнь. Потом, в среду после Радоницы, он занемог и вл. Феодосий стал его соборовать. После второго помазания, у него отнялась речь и началась агония. Вскоре он умер, не приходя в сознание. Это произошло 19 апреля / 2 мая в 7. 30 утра. Когда приехали врачи, то они уже ничего не могли сделать. И пророческие слова вл. Малхаза точно исполнились: хранимый Промыслом Божиим, скончался «на воле», среди своих…что для катакомбников является большой редкостью. Можно сказать исключением.
Погребение совершалось ночью, так как днем власти запрещали открыто служить. И хотя он был очень грузный человек, и температура воздуха была высокая, и горело много свечей, тело не издавало никакого запаха тления в течение всех трех дней. Это служило доказательством праведности вл. Геннадия.
После смерти вл. Геннадия многие чада чувствуют его предстательство, а порой получают наставления через сонные явления и увещевания.
Было и такое: в тонком сне вл. Григорий (плем. Вл.Геннадия) явился инокине Е., и рассказал, как он проходил мытарства. Он сам засвидетельствовал, что было крайне трудно и страшно, но сильно помогли молитвы вл. Геннадия…

В заключение не лишне вспомнить слово прп. Симеона Нового Богослова на получение Епископской власти в Церкви Христовой: «Никтоже, говорит Писание, сам себе приемлет честь, но ЗВАННЫЙ ОТ БОГА» (Евр.5.4.). Не сказал: тот, кому люди подают власть, и кто приемлет хиротонию, но кто на это п р е д о п р е д е л е н и проручествован Богом. Те, которые поставляются и бывают от людей и чрез посредство людей, такие суть разбойники, как рек Господь: «Аз есмь дверь. Вси, елико их прииде и приходят не через Меня, а перелазят инуде, татие суть и разбойницы (Ин.10.8)». В этом смысле вл. Геннадий, несомненно был «от утробы матери своей» (Гал.1.15.) предопределен Богом во архиереи, о чем и стало известно через сосуды Божии, которыми являются духоносные Старцы. И хиротонию свою принял не только от рук человеческих, но от Самого Господа Царя Славы. Что подтверждается всею его исповедническою, исполненною страданий жизнью, плодом, которой, в последние времена народилось целое поколение христиан в безбожном расхристовленном государстве. И это для нас несомненно, для всех его многочисленных чад. Об Усть-Кутском Соборе что известно? Только со слов безвестного А. З. Ничего более. Ни бумаг, ни имен, ни свидетелей. И никто не сомневается в истинности Собора. Откуда же такая вера в клевету на тайного схимитрополита? Отвечаем, от лукавого!
На всю журбенко-чекистско-патриархийную клевету, где можно, упорно льющую грязь на верного Христу Отца нашего Геннадия, мы отвечаем молчаливым презрением, помня падающее на их иудины главы «Заклятие» свят. Патр. Тихона, утвержденное Поместным Московским Собором 1917-1918г.г. и прочими Соборами ИПЦ, РПЦЗ и ИПХ.
Его же святыми молитвами, Господи Иисусе Боже всеблагий и милостивый, помилуй Русь Святую и нас, грешных. Аминь.



No comments:

Post a Comment

Anonymous comments are unlikely to be published.